Introduction
Articles
Snapshots
Links
Books
Commerce
Outdoors
Me :)

Your comments & suggestions may be mailed to:
archeryring@nm.ru

Copyright © 1998 Taras Plakhotnichenko
Most recent revision 3 March 2003

стрельба из лука в России

The first archery dedicated WEB site in Russia


Длинный лук: повторный взгляд

ноябрь 2011 г.

Оригинал статьи

Предлагаем вашему вниманию перевод статьи "The Longbow Revisited" от Энтони Клипсома. Оригинал статьи был опубликован в журнале Slingshot, №256. Данная статья дает неплохой обзор современных сведений о длинных луках. И хотя она очень коротка, из нее можно много интересной информации как тем кто увлекается военной историей, так и игрокам и дизайнерам правил.


Энтони Клипсом Длинный лук: повторный взгляд.

В далеком 1984 году, я написал серию статей для журнала Slingshot касательно английских луков периода существования длинных луков [1]. Оригинальные статьи кратко рассказывали об истории длинного лука, давали информацию о дистанциях стрельбы, скорострельности и эффективности длинного лука против различных целей. Интересно, что, не смотря на разногласия в данном вопросе, я ни разу не упомянул их тактическое размещение на поле боя, считая его всем известным [2].

Двадцать четыре года прошедшие с написания тех статей были очень благодатным периодом для изучения длинного лука. Произошли не только прорывы в понимании военного дела времен Столетней Войны, но было и несколько работ посвященных самому длинному луку, и людям которые его использовали. Попытка описать все эти материалы заняла бы слишком много времени, но я думаю это хороший повод взглянуть на некоторые технические аспекты использования длинного лука.

Оружие

В 1984 году, информация о длинных луках еще только должна была измениться, под влиянием детального анализа луков найденных в «Мэри Роуз» («Mary Rose»). Хотя и до этого были известны некоторые сохранившиеся экземпляры 16-го столетия, они не подвергались научному анализу. Луки с «Мэри Роуз» дали большую выборку (138), они имели четкое военное назначение, и, что наиболее важно, к тому моменту были разработаны программы для определения мощности оружия [3]. Эти программы были проверены с использованием современных реплик оружия, и было показано, что они дают очень точные результаты. Когда данные с Мэри Роуз были загружены в программу, она показала, что большая часть луков были более мощными, чем предполагалось. Роберт Харди в 1976 [4] году предположил что луки имели силу натяжения в пределах 80-160 фунтов [5], что было в общем-то подтверждено луками с «Мэри Роуз», которые имели разброс в силе натяжения в пределах 100-185 фунтов [6]. Однако, предполагалось что большая часть луков будет находиться у нижних пределов значений, но луки с Мэри Роуз в основном имели силу натяжения 150-160 фунтов. Это имело значительное влияние на характеристики луков использовавшихся в экспериментах по определению дальности стрельбы и пробивной способности.

В дополнение к лукам на «Мэри Роуз» было найдено множество стрел. Их изучение показало, что тот вес, который считался типичным для Средних веков, например Харди в 1976 году считал вес стрелы равной 2-ум унциям (57 грамм) [7], был недооценен, и что реальные боевые стрелы имели вес равный 3.5-4 унциям (99-113 грамм) [8]. Совмещение этих фактов привело к пересмотру эффективности луков. Более мощный лук запускает стрелу с большей скоростью, стреляет на более дальнюю дистанцию. Более тяжелая стрела, перемещаясь с большей скоростью, имеет большую кинетическую энергию и бьет с большей силой.

Третья часть системы вооружения, которую изучили более внимательно – это наконечник стрелы. Хотя в Средние века существовало множество типов наконечников, большинтсво из них были для охотничьих стрел. Существовало три основных боевых типов наконечников; длинный узкий (тип7М7), короткий узкий (типы 8 и 10М10) и короткий широкий (тип 16М4) [9]. Недавние металлургические тесты показали, что некоторые из них имеют более сложную структуру чем считалось ранее [10]. Некоторые маленькие широкие наконечники имели стальную режущую кромку, крепящуюся на железное основание. Другие проверенные наконечники, и особенно узкие наконечники, считавшиеся бронебойными, были сделаны из железа, и их способность пробивать броню была поставлена под сомнение [11]. Взгляд на записи касательно поставок стрел в Средние века, показывает, что поставка качественных стрел была проблемой. Они единственный вид вооружения для которого английское правительство разработало стандарт во время обсуждаемого периода [12]. Существовали угрозы применения наказания к тем, кто производил стрелы не соответствующие стандарту, особенно к тем, кто выдавал железные стрелы за стальные. Большое количество типов стрел и способов их производства делают более трудной задачу определения средней эффективности луков, особенно против бронированных целей.

Дальность стрельбы и скорострельность

Новые доказательства существенно поменяли взгляд на дальность стрельбы из длинного лука. Основываясь на дистанциях данных Харди и Сэкстон Поупом [13], я привел дистанцию в 300 ярдов (274 метра) для облегченных стрел, 150-180 ярдов (137-165 метров) для тяжелых стрел Эксперименты проведенные Стрикландом и Харди, дали дистанцию в 320-350 ярдов (293-320 метров) для легких стрел, и 250-270 ярдов (229-247 метров) для тяжелых стрел [14].

Хотя максимальная дальность стрельбы изменилась не сильно, по сравнению с приведенными ранее данными, оценки дистанции на которую могла улететь тяжелая стрела значительно возросли. Более того, эти тяжелые стрелы долетали до цели имея значительную скорость и энергию. Соответственно потенциальная убойная зона значительно больше. Потенциальная, однако, является ключевым словом. Часто ли лучники вели стрельбу на такие дистанции является очень мутным вопросом. Критическим фактором является не эффективность стрелы на такой дистанции, а вопрос: не лучше ли сохранить очень ограниченный запас стрел, что бы использовать его на ближней дистанции.

Очень мало изменилось в наших представлениях о поставках стрел и скорострельности. Тренированный современный лучник, даже использующий лук с большей силой натяжения, способен выпустить дюжину стрел в минуту, что соответствует имеющимся у нас документальным свидетельствам. В среднем число стрел, которые лучник имел на время кампании не превышало 100 штук, а часто было меньше. Если мы предположим, что на оборонительной позиции, так любимой английской армией, все эти стрелы были доступны, то этого хватило бы лучнику только на 8 минут непрерывной стрельбы, при максимальной скорострельности. При этом следует помнить, что это максимальная оценка. В большинстве случаев в армии имелось меньше стрел, и часто тактические обстоятельства означали, что лучник мог использовать только те стрелы, которые он несет на себе – одна или две связки по 24 стрелы каждая. Так что наилучшее использование стрел становится важным вопросом. Возьмем один пример, группа латников готовится к атаке в 300 ярдах от стрелков, окатите ли вы их стрелами, как только они окажутся на дистанции досягаемости, в надежде расстроить их, либо подпустите на 100 ярдов, когда стрелы будут более эффективными в убийстве лошадей? [15] Кто принимал тактические решения для группы лучников остается не ясным. Как было сказано в первоначальных статьях, в источниках есть свидетельства контроля (или его отсутствия). Например, при Креси лучники выдвинулись вперед и начали все вместе стрелять, как пишет Фруассар, в то время как при Таутоне, некоторые лучники Йорков сблизились с противником на дистанцию стрельбы, выпустили стрелы и отступили, а их противники растратили весь свой запас стрел пуская их в никуда [16]. Как именно контролировали лучников – это другой вопрос. Джеффри ля Бэйкер говорит, что в битве при Пуатье, ярл Саффолка перемещался вдоль расположения армии отдавая советы и приказы, включая один для лучников – не расходовать понапрасну стрел [17].

Эффективность

Нет никаких сомнений в эффективности длинного лука против небронированных или слабобронированных целей. Результаты экспериментов сообщенных Стрикландом и Харди позволяют сделать вывод, что выстрел из длинного лука мог нанести смертельное попадание не защищенной цели с дистанции в 180 метров (200 ярдов); смертельное попадание определялось как попадание с энергией 80 Дж.

Однако эффективность длинного лука против брони вызывает разногласия. В первоначальных статьях, я мог привести только один научный эксперимент и несколько не совсем научных, касательно этого вопроса. В последнее время было поставлено еще несколько экспериментов. К сожалению, их результаты противоречивы. Стрикланд и Харди говорят о серии тестов, которые показывают что, чтобы пробить 2мм (0.079 дюймов) броню из кованого железа без стеганой подкладки нужна энергия в 75Дж [18]. Затем они пишут: «довольно уверенно можно предположить, что даже на дистанции 240 ярдов (219 метров) тяжелые боевые стрелы … были способны наносить смертельные или очень тяжелые ранения воинам в доспехах из кованого железа»

Однако если доспех поддержан стеганым подкладом, то для пробивания требуется энергия в 125 Дж, которая достигается, как показывают данные тестов, только на дистанции не дальше 50 ярдов (46 метров) [19].

Похожая серия экспериментов была проведена Паулем Бурком и Дэвидом Ветамом. В них из лука силой натяжения 140 фунтов выпускали стрелы с узким закаленным наконечником ромбовидной формы в симуляцию доспеха с дистанции 10 ярдов (9 метров). Стрела смогла пробить броню толщиной 1.15 мм (0.045 дюйма) на значительную глубину, но против брони толщиной 2мм (0.079 дюйма) глубина проникновения была крайне малой. Комментируя смертоносность выстрела из длинного лука, Бурк и Ветам, так же упомянули последствия выстрела который не пробил броню – он мог привести к серьезным, а иногда даже смертельным ушибам.

Одна из слабостей этих тестов заключается в том, что не использовалась никакая подкладка между броней и манекеном. Другие эксперименты показали, что если бы была хоть какая-то подкладка, то часть попаданий по 2мм доспеху не смогло бы его пробить совсем, а так же можно было бы вполне резонно предположить, что стеганая подкладка под броней, значительно уменьшила бы опасность ушибов.

Но мало того, что технические данные из экспериментов не дают нам четкого ответа; все еще больше запутывается заявлениями, что не важно насколько хорошо стрела пробивала доспехи, потому что лучники целились в слабые места на них или в лица противников. Например, реконструктор длинных луков, Пол Хитчин говорит «с 80 ярдов (73 метра) лучник мог легко попадать в слабые места на доспехах, для лучшего проникновения стрел».

Похожим феноменом является идея, что лучники специально целились во вражеские, не защищенные броней, лица. Стрикланд и Харди обсуждали этот феномем, приводя несколько примеров поражения стрелами в лица, и при желании они могли бы привести еще больше [21]. Уязвимость признавалась в те времена [22]. Однако чего нам не хватает, так это доказательств, что стрелами специально целились в лица, а не что они попадали в них случайно как часть общего залпа.

Идея, о выцеливании лиц и слабых мет, хотя и часто повторяется, не имеет хороших доказательств. Мы не можем не сомневаться в том насколько практичным в пылу битвы было такое поведение, даже если у лучника и была техническая возможность поражать подобные цели на стрельбище (что, несомненно, могли делать многие профессионалы). Так же встает вопрос, насколько подобное поведение согласуется с нашими знаниями о стрелковой тактики, которая скорее заключалась в массированной стрельбе, а не в индивидуальном выцеливании.

Каким наилучшим образом можно объединить все эти данные? Я совершенно отброшу заявления, что длинный лук был эффективен против брони с дистанции 240 ярдов (219 м), приняв, что Стрикланд и Харди не правильно интерпретировали собственные экспериментальные данные. Против обычной брони конца 14-го, начала 15-го века, по результатам экспериментов, длинный лук будет эффективен на дистанциях до 50 ярдов (46 м.), а возможно эту дистанцию можно ограничить еще больше 30 ярдами (27 м.). Эта дистанция снизится еще больше против качественной брони 15-го века и более поздней [23]. Это стоит рассмотреть более подробно, поэкспериментировав со стрелами других типов, например со стрелой со стальной кромкой тип 16М4. Против менее полной брони, кольчуг и бригандин, длинный лук будет эффективен с большей дистанции. Однако еще не проводили экспериментов, что бы подтвердить это [24]. Но прежде чем мы возложим слишком много надежд на результаты этих тестов, следует понять, что общая эффективность длинного лука на поле боя, зависит от более широкого круга факторов. Некоторые физические переменные, например, такие как использование павизов или щитов, можно подсчитать. Другие, такие как, например, получили ли данный отряд стандартную или не стандартную амуницию, не получится. Моральный эффект нахождения под стрелами, такой как страх получить стрелу в лицо, или атака через покрытое грязью поле навстречу залпу стрел, нужно так же рассматривать.

Заключение

В большинстве случаев базовые заключения из оригинальных статей, касательно эффективности длинного лука остались без изменений. Это не столько предвидение с моей стороны, сколько опора на источники в оценке боевой эффективности луков, а не только на эксперименты. Если бы я писал статьи сегодня, я бы собрал больше примеров, но выводы остались бы такими же. Длинный лук был очень эффективен, но это не было чудо-оружие. Его воздействие можно было минимизировать более хорошей защитой, защитой лошадей или щитами. Он эффективно мог действовать только в связке с хорошей пехотой ближнего боя, обычно с латниками, и тогда он мог приносить победы в боях.

Примечания:

1. Сен. 1984 (№ 115) стр. 22-24, нояб. 1984 (116) стр. 37-40, янв. 1985 (117) стр. 10-11.

2. Классический взгляд Омана и Бёрна, что лучники размещались клиньями между баталиями латников, был поставлен под сомнение в 1985 году Джимом Брэдбюри в его книге «Средневековый Лучник», который показал, что источники говорят, что лучники располагались на флангах всей армии. С тех времен было много дискуссий касательно источников. И хотя дискуссии все еще продолжаются (см., например, Мэттью Стрикланда и Роберта Харди «The Great Warbow»), можно уверенно сказать, что большинство людей приняли точку зрения, что иногда лучников располагали на флангах баталий, а в других случаях на флангах всей армии. Более того, есть свидетельства, что лучников могли расположить перед основными силами, к которым они отступали, если им требовалась поддержка пехоты. В общем, более сложный взгляд, чем тот, что я взял за правило в 1984 году.

3. Наиболее свежую дискуссию см. Роберта Харди «The Mary Rose Experience», глава 1 из Стрикланда и Харди, указана выше.

4. Роберт Харди «Longbow», 1976, стр. 54

5. Работы, цитируемые в данной статье используют смесь метрических и имперских единиц измерений. Сила натяжения лука обычно приводится в фунтах, но другие вещи, такие как дистанция и масса, разнятся. Я цитировал как оно было в оригинале, но в скобках привел конвыертацию в другую метрическую систему.

6. Харди, «Mary Rose», упомянутая выше, стр. 17

7. Харди, «Longbow», упомянутая выше, стр. 68

8. Харди, упомянутая выше, стр. 26

9. Числа обозначают старую систему идентификации Лондонского Музея, а буква и цифра означают более новую систему идентификации стрел, Джессопом.

10. См. Ричард Вэйдж «Arrowstorm», 2007, стр. 183-185

11. «Несмотря на заявления что, узкие наконечники были специально предназначены для пробивания брони, нет никаких доказательств, что их обычно делали из материалов, которые были бы достаточно прочными, что бы пробивать металлические пластины брони. С другой стороны, забота и расходы, прилагаемые к «высоко технологичным», закаленным составным из стали и железа наконечникам типа М16, дают основания предполагать, что именно они были предназначены для этих целей» («Armor piercing arrowheads», с сайта королевской оружейной www.royalarmouries.org/what-we-do/research/analytical-projects/armour-piercing-arrowheads ). Однако Бурк и Ветам в «A report of the findings of the Defence Academy warbow trials Part 1, Summer 2005», Arms&Armour vol.4, №1, 2007 предполагают, что узкие наконечники имели кованную поверхность, но ковка была утеряна вместе со ржавчиной (стр. 69).

12. в 1368. Вэйдж предполагает что это было то что мы знаем как тип 16М4, маленькие широкие наконечники.

13. Сэкстон Поуп, «Bows and Arrows», 1923

14. Стрикланд и Харди «Warbow», упрмянутая выше, приложение, стр. 408-414.

15. Пример даны по книге «The Battle at Crecy 1346» Эндрю Эйтона и Филиппа Престона, глава 10, в которой так же обсуждаются вопросы снабжения стрелами и перестрелка с генуэзцами. Авторы делают вывод что лучники подпустят противника на 100 ярдов. Так как с такой дистанции конница уже будет идти в атаку галопом, сохраняя порядок, я думаю, что это слишком поздно. Лучше сломать их сплоченность раньше, так что они подъедут к вашим латникам медленнее и маленькими группами.

16. Оба случая описаны в книга «Warbow», упомянутой выше. В то время как инцидент при Таутоне описывает очень крайний случай (перестрелка лучников во время метели), оба примера говорят о перестрелках произошедших на довольно-таки больших дистанциях.

17. Хроники Джэфри ля Бэйкера, по книге Ричарда Барбера «Life and Campaigns of the Black Prince», 1979, стр. 77

18. По данным Бурка и Ветама, в период длинного лука, толщтна брони была 1-2 мм (0.039-0.079 дюйма). Самыми толстыми частями была нагрудная пластина и шлем.

19. Это в какой-то мере подтверждает не полностью проведенный эксперимент по заказу Канала 4, для программы «Weapons that made Britain» в 2004 году, где стрела из длинного лука с неизвестной силой натяжения с узким наконечником, пронзила броню и вошла в подкладку с дистанции 30 метров (33 ярда), и пробила броню и подкладку и вошла в манекен с дистанции 20 м. (22 ярда). См. www.channel4.com/history/microsites/W/weapons/longbow.html

20. Пол Хитчин «The Bowman and the Bow», в Энри Карри (ред.) «Agincourt 1415», 2000 (стр. 44).

21. Удивительно, но известно, что пять королей, получили ранение в голову или в шею из длинного лука в период с 1346 по 1513 года – Филипп VI французский, Давид II и Джеймс IV шотландские, Генри V и Генри VI из Англии.

22. Ля Бэйкер, описывая французов при Пуатье, говорит «плотно стоящие французские войска… отворачивали лица от стрел» (Барбер «Life and Times», упомянутые выше, стр. 79). Хроники Ваурини, описывая французское наступление при Азенкуре упоминают «французы не осмеливались открыться (т.е. поднять свои забрала) или взглянуть вверх» (Анна Кюри «The Battle of Agincourt: Sources and Interpretations», 2000, стр. 161).

23. Главной причиной этого было развитие производства стали и разработки новых типов брони. Эта идея хорошо согласуется с известной техникой подтверждения качества хороших доспехов выстрелом в них из арбалета с близкой дистанции (см. Стрикланда и Харди, «Warbow», упомянутый ранее, стр. 275) и с экспериментами которые показывают что подобные доспехи были практически неуязвимы против раннего огнестрельного оружия, на любых кроме ближних дистанциях (см. Берт Холл «Weapons and Warfare in Renaissance Europe», 1997, глава 5).

24. Показателем, что данные типы доспехов были не бесполезны, является информация о перестрелки свидетелем которой стал Гутьер Диаз де Гамез, между испанскими арбалетчиками и английскими лучниками в 1405 году «Многие уже были поражены этими стрелами, и их было так много, что те, кто носил кожаные жакеты или сюрко казались полностью утыканными стрелами. Штандарт и тот кто его держал (т.е. сам Гутьер Диаз де Гамез) были так же истыканы стрелами». (Гутьер Диаз де Гамез (перевод Эванса) «The Unconquered Knight», 2004, стр. 125). Диаз де Гамез ничего не говорит об испанских потерях, только об англичанах подстреленных из арбалетов, но описания перестрелок показывают, что они шли на равных и не приносили решительного успеха ни одной из сторон.

Статьи